Свежие комментарии

  • Вадим Скоробогатов
    И нахрена он такой...?В России поступит...
  • Алексей Андреевич
    огромная прожорливая лопатаУ всех моделей iP...
  • саша дмитренко
    да на этом же сайте уча рекламы от мошенников!Осторожно, мошенн...

Пять примеров «цифровых клеток» от технологических корпораций

Пять примеров «цифровых клеток» от технологических корпораций

Самый популярный аргумент противников цифровой экономики можно описать примерно так: «тебе на самом деле ничего не принадлежит, а настоящие владельцы всей твоей информации – корпорации». Высказывание хоть и весьма радикальное, но одновременно и вполне актуальное. Когда объектом торговли становится не физическая вещь, а некий цифровой «отпечаток», то количество возможностей пользователя им распоряжаться заметно уменьшается. Банальнейший пример: обычную бумажную книгу вы можете подарить другу, дать почитать коллеге, или пожертвовать в школьную библиотеку. С электронной версией той же книги такого уже не получится – все эти действия в некоторых странах расцениваются как неправомерные. Вот и получается – вроде бы товар купил, но права на него у меня какие-то странные, будто и не купил вовсе. 

Сегодня мы посмотрим на несколько нашумевших примеров подобных случаев, когда покупатель становится «цифровым заложником» производителя. 

Amazon Kindle

Раз уж мы заговорили про электронные книги, то просто нельзя не упомянуть скандал, связанный с Amazon и его когда-то основной деятельностью – продажей этих самых книг. В далеком 2009 году несколько тысяч пользователей этого сервиса недосчитались на своих устройствах нескольких книг, причем их странички пропали и из самого магазина.

Дело в том, что издатель этих книг решил убрать электронные их копии с виртуального прилавка, потому что на самом деле не имел права на их продажу. В Amazon довольно быстро отреагировали на это нарушение и… удалили эту книгу у всех купивших её пользователей. Без какого-либо предупреждения или уведомления. 

Позже ошибка была признана компанией и даже самим Джеффом Безосом – мол, «виноват, исправлюсь». И даже деньги за покупку людям вернули, невзирая на то, прочитал человек книгу или нет. Впоследствии в таких масштабных ошибках «Амазон» действительно не был уличен, поэтому урок вроде был усвоен. Но есть во всей этой истории один ироничный момент: удаленными книгами были «1984» и «Скотный Двор» знаменитого британского антиутописта Джорджа Оруэлла. Именно из первой пришла известная идиома «Большой Брат» – это некий диктатор, взирающий на граждан страны буквально везде. Лозунг «Большой Брат следит за тобой» уж очень неплохо вписывается в современное цифровое общество – ББ теперь не только следит, но еще и удаляет купленные вами книги. А следят уже не только государства, но и частные корпорации. 

Google Assistant

Бум голосовых ассистентов в последние годы развил новую форму массовой паранойи – «нас постоянно прослушивают и все анализируют». Поэтому публика не особо удивилась, когда утечка свыше 1 000 записей голосов пользователей гугловских «умных» колонок показала, что именно так это и есть. Записи были сохранены домашними устройствами с голосовым ассистентом и отправлены на сервер Google для анализа и улучшения алгоритмов распознавания речи. Основание для этого вполне логичное – ведь ключевая фраза «Окей, Гугл» может быть произнесена на разном расстоянии от устройства, разными голосами и в условиях разной зашумленности, поэтому и нужно натренировать алгоритм так, чтобы он распознавал эту команду в любой ситуации. Ну и последующий запрос к ассистенту тоже неплохо бы проанализировать для изучения точности распознавания. Этим занимаются как живые сотрудники компании, так и специально натасканные нейросети.

Пять примеров «цифровых клеток» от технологических корпораций

Однако, несмотря на заверения представителей американской компании, что для анализа на сервер отправляются только ключевые фразы и запросы, следующие за ними, в реальном мире все веселее. В утечке 2019 года, которую обнаружило бельгийское СМИ под названием VRT NWS были не только подобные запросы, но и обычные домашние разговоры, причем даже те, в которых оговаривалась приватная информация – отрывки рабочих конференц-коллов, разговоры родителей с детьми, отрывки бесед с адресами и номерами телефонов и т.д.

Пять примеров «цифровых клеток» от технологических корпораций

Всего таких записей было 153 из более чем тысячи – то есть что-то в районе 10-15% от общего числа. Казалось бы, не очень большое число, особенно если учесть, что не более 0,2% от количества голосовых запросов к Google по всему миру попадают на анализ. И поступают они туда в обезличенном виде, без привязки к аккаунту. Да вот только обезличенность и присутствие адресов, явок и паролей в записях сочетаются очень плохо. Бельгийские журналисты без особого труда вышли на людей, записи которых содержали подобную информацию, ну а те после прослушивания подтвердили, что это и вправду их голоса. 

В этот раз компанию «подвел» подрядчик, который получил эти записи для анализа корректности распознавания речи на голландском языке. Один из работников согласился показать эту систему журналистам. С одной стороны, это абсолютно нормальная история – держать в штате команду профессиональных языковедов только для анализа нескольких сотен-тысяч запросов нерентабельно. С другой стороны, а что, если подрядчик будет менее добросовестным? Или в их оборудовании окажется какой-то бэкдор, позволяющий скачать все записи и внимательно их изучить? И ведь подобным анализом занимается не только Google, но и Amazon, и Apple. Правда, есть и ложка мёда в бочке дёгтя – функцию записи и анализа можно отключить для своего аккаунта Google, и тогда вы (возможно) не попадете в список тех несчастных, чьи разговоры разбирают по крупицам.

Revolv 

И снова скандал с «корпорацией добра». Правда, на этот раз данные никуда не «сливались», да и сам случай произошел на три года раньше утечки голосовых поисковых запросов. В начале 2014 года Google приобрела модный стартап Nest Labs, производивший умные термостаты и другие устройства для домашней автоматизации. С этой покупки началась активная экспансия калифорнийской компании в сегмент «умного дома» и внедрение продуктов Nest в экосистему Google. Какое-то время Nest оставалась относительно независимым подразделением внутри Google, и в конце этого же года они поглотили пару более мелких стартапов, в том числе компанию Revolv. До этого она выпустила универсальный шлюз для «умного дома», одной из «фишек» которого была гарантированная поддержка в течение всей жизни, в том числе и «вечные» обновления.

Пять примеров «цифровых клеток» от технологических корпораций

Но череда покупок и поглощений привела к тому, что что-то пошло не так. Практически сразу после покупки было объявлено о закрытии проекта Revolv и прекращении работы сервиса. Покупка стартапа была изначально направлена не на продукт и не на сервис, а на «мозги». Поэтому и закрыли продукт без особого сожаления, да вот только забыли о том, что за недолгое время существования он успел обзавестись приличным числом покупателей. Покупателей, которые рассчитывали купить продукт, который будет поддерживаться как минимум долгий срок, а как максимум – всегда. Но специфика подобного шлюза такова, что без поддержки и без фирменного сервера он просто превращается в деталь интерьера. 

Объем негатива, вылившийся в те дни на Google, был просто огромным – компания, судя по всему, даже не ожидала настолько бурной реакции общественности на закрытие небольшого (по меркам корпорации) проекта, тем более что «гуглу» не привыкать – он их закрывает направо и налево. Поэтому у компании не было даже никакого плана переноса пользовательских данных на какой-нибудь сторонний сервер (как это случилось в свое время с Pebble/Rebble) или возможности дать пользователям прошить хаб на альтернативные версии ПО. Но после шквала критики выход все же нашелся – компания объявила возвратную кампанию, в ходе которой возвращала покупателям полную стоимость шлюза. Лицо компании, таким образом, все же удалось сохранить, однако «осадочек остался». 

Nintendo Wii U

И еще один пример из области, когда даже покупка электронного устройства вовсе не гарантирует его дальнейшую работоспособность.
Исторически сложилось, что компания Nintendo в России не очень популярна на поприще приставок. Последнее их детище под названием Switch еще хоть как-то на слуху, но вот предыдущие поколения консолей покупали очень мало, и в магазинах техники они зачастую просто собирали пыль. Однако на американском рынке эта компания является заметным конкурентом Sony и Microsoft, а ее приставки весьма неплохо сметают с полок магазинов. Правда, герой этой статьи как раз-таки считается провальным поколением с финансовой точки зрения, но это не помешало ей неплохо оскандалиться.

Пять примеров «цифровых клеток» от технологических корпорацийОт NES до Switch – все домашние игровые консоли Nintendo

Приставка Wii U была выпущена в 2012 году, и, как все консоли восьмого поколения, она имела возможность обновлять встроенное ПО через интернет. Но в какой-то момент японская компания решила не только обновить софт, но еще и ввести новое пользовательское соглашение. Блогер под ником «A Murder of Crows» не стал соглашаться на новые условия. Он справедливо рассчитывал на то, что он уже купил устройство и поэтому имеет право пользоваться им на условиях, действовавших на момент покупки. Однако в Nintendo его точку зрения не разделяли – приставка просто не давала доступа ни в один раздел, пока пользователь не согласится с новыми правилами. При любой попытке зайти в игру, приложение или настройки консоль переадресовывала его в меню с новыми условиями использования. Единственным способом заставить приставку выполнять ее функции было нажатие кнопки «Согласиться».

Само введение нового пользовательского соглашения – абсолютно нормальная практика, и судить за это японскую компанию было бы глупо. Однако надо понимать, что принятие нового соглашения (после покупки устройства) – это право пользователя, а не его обязанность. Да, производитель тоже имеет право отключить у отказавшегося пользователя какие-то новые «фишки» и улучшения, непосредственно связанные с обновлением. Но при этом основная функциональность устройства должна оставаться незыблемой, так как пользователь уже приобрел эту консоль и уже согласился на некие правила ее использования. Если проводить аналогии (обожаю аналогии), то представьте похожую ситуацию в другой сфере, например, в бытовой технике. Вы покупаете духовой шкаф, в котором можно выставить максимальную температуру 250 градусов. Через какое-то время производитель решает, что такая высокая температура потребителям не нужна, и снижает её до 230. Но снижает он её не только на новых экземплярах этих духовок, но и на старых, которые уже стоят в домах у людей. А если вы не согласны на занижение, то духовка просто перестает работать. Звучит бредово, не так ли?

Поэтому подобная ситуация абсолютно неприемлема ни в какой категории товаров. К слову, в описанном случае Nintendo так и не пошла на компромисс, объяснив такое поведение тем, что якобы «новое пользовательское соглашение ни в чем не противоречит старому», а поэтому его принятие не является каким-то значимым событием.  

Apple iPhone 6

Ну и напоследок – известная многим история про «запланированное устаревание» смартфонов компании из Купертино. Apple многократно обвиняли в том, что она предумышленно «замедляет» старые смартфоны на iOS для повышения продаж новых моделей. Однако в 2017 году этот конфликт достиг своего пика – компания официально признала, что в iOS есть программные механизмы, ограничивающие производительность устройств с «уставшим» аккумулятором. По версии представителей компании, это было сделано исключительно для комфорта пользователей – якобы смартфоны с изношенными аккумуляторами от пиковых нагрузок часто уходят в перезагрузку, и поэтому крайне важно сделать так, чтобы этих самых пиковых нагрузок не было. Выяснилось, что подобный механизм был внедрен в смартфоны компании начиная с iPhone 6 и iPhone SE первого поколения и он появлялся в них с обновлением версии iOS до 10.2.1. 

Пять примеров «цифровых клеток» от технологических корпораций

Устаревание аккумулятора – актуальная проблема для всех смартфонов без исключения. Однако метод ее решения, выбранный Apple, вызывает недоумение. Ведь можно было вместо замедления быстродействия устройства вывести на экран предупреждение о том, что аккумулятор не справляется с нагрузкой и его следует заменить. Раз уж система умеет опознавать «выдохшуюся» батарейку, то было бы неплохо и давать пользователю узнать об этом. После огромного скандала, связанного с этой «фичей», в Apple именно так и поступили – в версии ОС 11.3 добавили меню «Состояние аккумулятора», в котором можно было увидеть износ элемента питания и рекомендации по его замене. Саму функцию «управления производительностью», которая и наделала столько шума, не убрали совсем, а оставили опциональной.

Пять примеров «цифровых клеток» от технологических корпораций

Чтобы немного сгладить углы после скандала, в Apple предложили скидку на новые аккумуляторы для iPhone – вместо 79 долларов они стали стоить 29, что позволило продать их в количестве 11 миллионов штук. Плюс к тому владельцам «шестёрок» из США было выплачено по 25 долларов, а общая сумма выплат достигла нескольких сот миллионов долларов.

Заключение

И хоть все описанные случаи имеют разный масштаб, их объединяет одна общая проблема. Если раньше электроника рассматривалась исключительно как совокупность внутренних компонентов, то в 21 веке роль софтовой составляющей становится все более и более важной. В какой-то момент она, скорее всего, даже станет абсолютно главенствующей – потребителям будут практически неважны технические характеристики, так как они выйдут примерно на один уровень в масштабе всего рынка.

Грубо говоря, если раньше мы покупали некое количество пластика и металла, из которых состоит устройство, то теперь мы все чаще приобретаем некое «право им пользоваться». В один день производитель может разориться, быть поглощенным или просто решить, что устаревшую модель пора выводить из строя – и тогда ваша покупка «превратится в тыкву». Я считаю, что такой сценарий практически неизбежен, хотя мы как потребители можем с ним бороться. Возможно, производители все-таки «одумаются» и будут заранее проектировать свои устройства так, чтобы со временем они не превращались в бесполезный хлам, но до этого момента мировому рынку еще ой как далеко.

И даже если устройство продолжает работать, вы все равно как будто бы не являетесь полноценным его владельцем. Взять те же «умные колонки» – да, я делаю поисковые запросы через неё. Но при этом я не хочу, чтобы она отправляла записи куда-либо, даже для анализа, потому что это мой голос и мои личные данные. И если производитель не предусмотрел возможности отключить такую отправку, то получается, что моё устройство, купленное за мои же деньги, работает не на меня, а на своего производителя. И лично я считаю это абсолютно неприемлемым.
А какое мнение сложилось у вас по этому поводу? Приглашаю вас в комментарии! 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх